03:45 

Дороги. Главы 10 и 11.

naviatedeska
Но не отринь, смотри, пока горит огонь у меня внутри (с)Мельница
Автор: tedeska
Бета: Эйк
Рейтинг: PG-13
Направленность: слэш
Фэндом: Громыко Ольга «Белорийский цикл о ведьме Вольхе», «Белорские хроники» (кроссовер), Мельница
Персонажи: Джиар/Фарт
Размер: миди
Жанр: Юмор, Фэнтези, Экшн (action), Пародия, POV, AU, Songfic, Мифические существа, совсем немного Стёб
Саммари: Момент упущен, и ты снова утекаешь сквозь толпу, юркий, дерзкий, ненавистный. И снова - в седло. Снова - дороги из-под копыт, из-под ног, убегают вперёд, скручиваясь в неизвестном будущем клубками влюблённых змей... Хоть одна из них приведёт меня к тебе?
Статус: закончен
Дисклаймер: поток фэнтези пропущенного через нездоровое сознание. Троллий мат, мир Белории и герои маэстро Ольги мне не принадлежат. Но старательно притягивались за уши к канонным.
Примечание: навеяно песней Мельницы "Дороги"

Часть 10. Скрипучее утро, или берегитесь кровати.


Зелье змеиное отыскать не сумею я,
Золото глаз на тебя поднять не посмею я.
Чешуею загар -
Мне в осеннюю гарь
Уходить вслед за змеями.

Пылью под пологом голос мне полоза слышится...
Полные голода очи-золото в пол-лица...
Он зовет меня вниз:
"Родная, спустись,
Обниму в тридцать три кольца!"

Удержи меня,
На шелкову постель уложи меня.
Ты ласкай меня,
За водой одну не пускай меня...
// "Невеста Полоза" Мельница


Я отмокал в огромной бочке так долго, что уже начал засыпать в остывающей воде. Кажется, я даже преуспел в этом, потому что распахнул глаза в тот момент, когда моё уставшее тело, наконец, решило нырнуть. Зато взбодрился.

Шерион вымылся первым и сказал, что подождёт меня внизу, за столом. Если запахи, доносившиеся даже до второго этажа через закрытую дверь, меня не обманывали, нас ждало поистине вкусное застолье. Я на этом опадищенском кладбище вдосталь наколдовался со страху, и сейчас внутри меня плескалась, дай боги, если треть от моего обычного "заряженного" магией состояния.

Но это был Магический форт, а значит, небольшой островок магии в бескрайнем немагическом океане. Останавливающиеся тут, за малым исключением, были магами или близкими к магии людьми, потому что магистры, в большинстве своём, размещались прямо в здании форта, а не в гостинице при таверне. Я же этого совершенно не хотел. Во-первых, совершенно не было желания случайно встретиться с преподавателями из Школы, или, тем паче, бывшими сокурсниками. Некромантов больше терпели и боялись, чем любили, и это крайне долгая история, чтобы начинать её. Именно поэтому я так искренне дорожил Таленой и Роймом - эти ребята взяли меня под своё крыло и шефство с самого начала, не давая другим, более активным и задиристым ребятам затюкать замкнутого мальчишку из белорской глубинки. Я не хотел видеть никого из магов, и здесь, в таверне за крепким частоколом форта, это было вполне возможно.

А во-вторых, мой убегающий вор, который, наконец, понял, что я от него не отстану, остановился тут. И это решало всё.

Я сладко потянулся в бочке с душистой мыльной водой, разминая слегка затёкшие плечи и суставы рук. С ухмылкой прислушался к учащённому предвкушающему стуку сердца и усиленному кровотоку. Если бы я дал волю своей фантазии прямо сейчас, то завёлся бы с пол-оборота, как мальчишка.

Мне было сложно судить, что создавало этот волшебный легковоспламеняющийся эффект.

То ли заклинание, связавшее нас с Фартом, то ли странные обстоятельства, при которых мы познакомились, то ли его дерзкая привычка смываться у меня из-под носа в самый интересный момент. Этот мальчишка - вор вызывал во мне бурю горячего любопытства и не менее жаркого желания, и я, прежде совершенно спокойно относившийся к тому, что у меня ниже пояса (потому что для моей обожаемой некромантии вполне хватало головы и рук, правда), с интересом обнаруживал, что, оказывается, могу сходить с ума от кого-то. И это меня очень веселило. Джиар - сексуальный маньяк, ох ты ж, держите меня семеро!

Скажи кому - не поверят! Сочувственно погладят по головке и спросят, не ударяли ли меня на кладбище чем тяжёлым по темечку. А вот поди ж ты, и я туда же...

Как бы то ни было, а я планировал очень приятно и плодотворно провести ближайшие несколько часов. А потом, насытившись во всех смыслах, проспать в обнимку с некоторыми личностями около суток, не меньше, не разжимая крепких объятий.

Я на самом деле очень устал.

Шерион сидел рядом с Фартом за большим дубовым столом на первом этаже и поедал глазами выставленные дымящиеся яства и холодные закуски. Хозяин, воодушевлённый мелодичным звоном кошеля, расстарался на славу. Между тарелками и плошками почти не было свободного места, и мой желудок, оценив живописность картины, пришёл в восторг, издав утробно-низкое "мряау".

Вампир тоненько хохотнул, Фартих улыбнулся, поднял на меня глаза и тут же смущённо отвёл их.

- Джиар, ты потрясно выглядишь, - выдал улыбающийся Шерион, восторженно глядя на меня.

Теперь пришла моя очередь смущаться. Ничего особенного, собственно... Ну, рубаху чистую надел. Шёлковую... Ну, ворот не завязал, оставляя в прорези белеть свои острые ключицы. Ну, волосы небрежно рассыпал по плечам... Штаны достал вторые, чистые, ненадёванные ни разу, и они мне оказались ещё уже, чем разношенные первые...

Ну ладно, ладно... Я старательно приводил свой порядочный вымытый вид в состояние лёгкого беспорядка. Я хотел произвести впечатление. Я мечтал о том, что Фарт так же проникнется интересом и желанием ко мне. Чёрт, да я, кажется, влюбился до коликов в животе...

- Спасибо, - неловко ответил я, неуклюже поводя рукой и макая широкий рукав в соусницу с чем-то ядрёно-красным. - Ах ты ж чёрт! Только что чистая была! - не на шутку расстроился я, когда оба парня напротив меня уже начали мерзко подхихикивать. - Так, цыц! Ешьте уже, пока горячее. Я сейчас присоединюсь, - и я смущённо ретировался в сторону кухни, надеясь у служаночек найти помощи в оттирании пятна с рукава моей расчудесной соблазнительной рубахи. Будет не очень хорошо, если от меня будет пахнуть помидорами с чесноком, когда я захочу покрепче обнять одного вредного вора...

Еда была выше всяческих похвал. Жареная быстропёрка такой свежести, будто повар сам ловил её перед тем, как тут же выпотрошить и поджарить. Отличные отбивные той степени готовности, которая была нужна нам с Шерионом - слегка кровили при нажатии вилкой, а значит, лучше восстанавливали силы. Тушёные овощи в горшочках и пара тарелок с разными сырами - да, плесневелый "эльфийский" там тоже был, немало позабавив своим наличием Шериона. В Догеве есть подобное было верхом обычности, а тут хозяин явно старался угодить, меча на стол самое лучшее. Хотя, что уж там. Я-то подобное ел редко, почти никогда, так что тут же набил себе рот плесневелой сине-зелёной вкуснятиной.

Божественно!

Шерион уплетал за обе щёки всё, что стояло в зоне досягаемости, кроме злополучного сыра. Было видно невооружённым глазом, что весёлая ночка подкосила и его силы тоже.

А Фарт ел так осторожно, пробуя отовсюду понемногу, словно боялся, что я заставлю его отрабатывать ещё и за еду. Меня это до ужаса умилило, что, в конце концов, растрогавшись, я спросил его:

- Ты не голоден?

Фартих подавился кусочком отбивной и закашлялся под моим пристальным взглядом.

- Чёрт, сейчас я похлопаю, подожди, - я быстро встал и перегнулся через стол, надеясь достать до его спины, но сидящий рядом Шерион слегка размахнулся и точным ощутимым ударом выбил попавший не в то горло кусок. Вор задышал нормально, приходя в себя.

Я устало вздохнул.

- Фарт... Может, ты уже расслабишься? Ешь спокойно всё, чего тебе хочется. Я не зверь, и меня очень напрягает, когда ты так скован. Я не кусаюсь (в отличие от сидящего рядом с тобой милого мальчика), расслабься уже.

Парень посмотрел на меня изучающе, но ничего не ответил. Зато стал есть не как кисейная барышня на приёме у королевы Брунгильды Залесской, а как нормальный мужик - беря куски отбивной пальцами и смачно обмакивая их прямо в соусник, а потом поедая так горячо, что теперь была моя очередь давиться - красный томатный соус тёк по его губам и подбородку, он утирал его рукой и так облизывал губы и пальцы, что в моих и без того тесных штанах становилось ещё теснее...

- Я наелся. Пойду, погуляю по форту, посмотрю, что тут есть интересного, - неожиданно сказал Шерион, выводя меня из состояния эротического оцепенения.

- М-м... Только не потеряйся тут... И если кто спросит - ...

- Конечно, Джи, я скажу, что сопровождаю одного озабоченного некроманта-извращенца, который бегает от своих преподавателей и не хочет встречаться с однокурсниками. Не переживай, - он нагло ухмыльнулся и слез с дубовой скамьи.

Я говорил, что этот вампир - несносный грубиян? Кажется, самое время сказать об этом...

- Думаю, я тоже наелся, - еле слышно проговорил Фартих, завладев всем моим вниманием. - Спасибо, было очень вкусно.

Он поднялся вслед за уже вышедшим из таверны мальчишкой и, отвечая на немой вопрос, выраженный одной моей причудливо выгнутой бровью, почти прошептал, проходя мимо:

- Я буду ждать наверху...

Сказать, что мой желудок подпрыгнул к горлу в этот момент - это явно преуменьшить моё состояние. Я просто вскипел, потом замёрз и снова вскипел, если такое вообще возможно. Этот парень только прошёл мимо меня, едва задев локтем, а я уже готов был рвать и метать, зубами выгрызая своё право быть с ним сейчас. Хотя оно и так у меня было, видит Двуликий...

Я неадекватен. Надо успокоиться, Джиар. Надо успокоиться. Дыши глубже и думай о ведьмах-отшельницах. Они старые и страшные, это тебя успокоит.

Я продолжил есть. Медленно, нарочито медленно доедая оставшийся сыр и пару кусочков отбивной. Неторопливо обмакивая их в соус так же, как это делал Фарт. Заел парой ложек овощей из оставшегося горшочка, отхлебнул травяного отвара...

А потом резко вскочил и, теряя все остатки только что добытого самообладания, понёсся вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки.

Он сидел на кровати и смотрел в одну точку куда-то за окно.

Он был напряжён настолько, насколько вообще может напрячься человеческое тело, не будучи впаянным в глыбу льда.

Я вообще сомневался в том, тут ли он, или это только скованная страхом оболочка.

Дверь за мной хлопнула, и Фарт вздрогнул всем телом, но не обернулся. Он боялся смотреть мне в глаза?

Я забрался на кровать сзади него, отчего ложе противно и протяжно скрипнуло. Я досадливо поморщился. Терпеть не могу скрипящие кровати. Это отвлекает и лишает всяческого удовольствия как спать на них, так и заниматься чем-нибудь поинтереснее.

Мои руки легли на плечи вора и мягко, трепетно прошлись по ним. Его тело было каменным, не иначе, но я надеялся растопить его настолько, насколько, я знал, это было возможно. Я хотел снова видеть рисунки на его теле. Я хотел вывести пальцем и облизать каждый из них. В мою голову ударилась мысль о том, что это будет невероятно вкусно.

Фарт чуть сместил вес тела назад, неосознанно подавшись к моим мягко гладящим его плечи и спину рукам. Кровать снова предательски заунывно скрипнула. Раздался нервный смешок.

Я придвинулся ближе, устраивая свои колени по бокам от его медленно обмякающего тела, приближая голову к мило торчащему из-под волос ушку. Кровать издала нечто страшно-скрипучее, потом словно кашлянула и затихла, будто ожидая любого неверного движения. Я уткнулся между фартиховых лопаток, закусывая губу, чтобы не рассмеяться в голос. Сам вор уже легонько трясся от неслышного истерического хихиканья.

- Кажется, кровать против, - тихо сказал он, явно улыбаясь от уха до уха. Я усмехнулся.

- Мы можем продолжить на полу, это не имеет большого значения.

Фарт замер, снова напрягаясь, но это длилось недолго.

- Мне не по себе... Всё это чертовски странно, - отрывисто выдохнул он, вдруг чуть повернув голову и уткнувшись щекой в мои губы. Меня пробрало дрожью.

- Мне тоже, - прошептал я, касаясь губами его кожи. Такой гладкий, в отличие от меня. Явно брился сегодня...

Я обхватил его поперёк груди, с интересом слушая его учащённое, рваное дыхание и чувствуя ладонью, как трепыхается внутри его сердце.

Кажется, я поймал свою дикую ласку...

Заскользив ладонью вверх, я нежно прошёлся по щеке, уверенно заворачивая его голову к себе и целуя так, как никогда и никого до этого не целовал - до самого дна души, забираясь всё глубже и глубже, задыхаясь и теряясь в ощущениях, словно накурился дурман-травы. Парень отвечал, сначала вяло и нерешительно, а потом всё больше и больше распаляясь, вспоминая, что у него есть руки и он может ими руководить, подтягивая меня ещё ближе к себе, совершенно не оставляя никакого пространства между нами.

На вкус Фарт был как томатный соус, хорошо сдобренный чесночком...

Я заметил это краем сознания, даже больше почувствовал, как дверь номера вдруг распахнулась настежь, словно кто ударил в неё с ноги, и внутрь ворвался ураган.

Я ошалело оторвался от аппетитных (в прямом смысле этого слова!) губ Фарта и уставился на это нечто, сорвавшее щеколду с двери.

- Фартих, братишка! Я тебя нашла! - заверещало чудовище, молниеносно сокращая расстояние и запрыгивая на кровать, которая тут же взорвалась скрипучей руганью.

Фарт хлопал миндалевидными глазами, возвращаясь в реальность, я же вообще потерял дар речи, а девчонка (о да, этот чудовищный ураган, выломавший дверь, оказался всего-навсего девчонкой, очень похожей на Фарта...) не обращала на меня ровным счётом никакого внимания. Она накинулась на парня сбоку, заставляя меня совершенно отстраниться, и крепко обняла за шею.

- Как же я рада, Фарти! Как же мне было тошно без тебя! - не замолкала она ни на секунду, а парень, держа одной рукой мою ладонь, второй уже обнимал возмутительницу нашего спокойствия.

- Джам? О боги... - наконец сказал Фарт. - Что ты тут делаешь, сестрёнка?! Как ты... Двуликий! Ты сбежала из дому? Как ты нашла меня?! Да как ты вообще...

Девочка, отстраняясь, счастливо приложила палец к губам Фарта, заставляя того замолчать.

- Не говори ничего! Когда ты ушёл, отец рвал и метал. Он считает, что ты до сих пор не готов быть самостоятельным. Он замучил меня своими нравоучениями. Но даже не это вывело меня, Фарти. Две недели назад он сказал, что нашёл для меня жениха. Такого, ну, ты понимаешь?.. Удобного ему. Это было последней каплей. Мои видения стали такими отчётливыми, я буквально сердцем чувствовала тебя. Так и нашла.

Она улыбалась так открыто, всецело пожирая Фарта глазами. В этом ритуале участвовала каждая черта милого личика - улыбались её глаза, брови и даже аккуратный носик! Кажется, эта девочка боготворила его. У кого-то тут серьёзный комплекс младшей сестры, если я хоть что-то понимаю...

Не выдержав, я кашлянул. Хватит меня игнорировать, я всё-таки ещё тут.

- Ох... - парень пришёл в себя. - Джиар, прости. Это моя младшая сестрёнка, Джамия. Джамия, это мой... - он замялся, с сожалением и немой просьбой оглядев на меня, - мой друг Джиар. Он маг.

Девочка глянула на меня, словно только что увидела. О, ну конечно, ведь это любимый братец сказал ей, что я всё-таки существую. Выдав свою самую саркастичную ухмылочку и подлив в голос побольше яда, я проговорил:

- Ну, привет. А тебя не учили стучаться, маленькая-сестрёнка-Фарта-выбившая-дверь?

- Ой, - совершенно невинно выдала она, заглядывая за моё плечо, изучая распахнутую настежь дверь и вырванный засов. - Я не хотела, честно. Меня вело озарение, и я не понимала, где я и что творю. Так бывает, когда поддаёшься его зову. Привет! А что вы тут делали, закрывшись на засов?

Мы с Фартихом переглянулись, не найдя, что ответить. Эта девчонка тут была совершенно не к месту, внизу живота ныло - я был накрепко возбуждён. Поёжившись, я закинул ногу на ногу, скрывая этот прискорбный факт.

- Разговаривали, - вдруг сказал Фарт. Так твёрдо и уверенно, что я чуть не подавился - вот же жмырец*!

- О-о-о... - протянула девчонка, оглядывая меня, потом брата, потом снова меня. Кажется, она что-то заподозрила. А потом запрыгала на коленях, покрепче обнимая Фарта за шею и прижимаясь к нему вплотную. Я завидовал. Кровать скрипела.

- Как же я соскучилась, братишка! Знал бы ты!

- Эй, Джам, осторожнее! Кровать сейчас...

Измученный предсмертный скрип, и ложе подо мной резко ушло вниз, с силой и грохотом треснувшись об пол.

Я отбил задницу, девчонка хохотала, не отцепляясь от Фартиха ни на секунду, а Шерион, вдруг оказавшийся в дверях, с тревогой спросил:

- Что тут происходит? Я что-то пропустил?

Потом он вдруг пошатнулся, смотря куда-то мимо меня, сделал шаг через порог, ещё один, его глаза опасно сузились и на мгновение зрачки стали узкими, волчьими. Мне показалось, что по его лицу прошла рябь изменения, но через секунду наваждение прошло.

- Шерион? - тишина. - Шери? Эй?

- А? - он, наконец, посмотрел на меня. - Это кто? - он ткнул тонким пальчиком на замершую под взглядом аметистовых глаз девчонку.

- Ох, это - неожиданно выломавшая дверь и добившая кровать сестра Фарта. Джамия, кажется? Прошу любить и жаловать. А это Шерион. Мой спутник в дороге и помощник в написании магистерской, - я отчего-то не захотел упоминать о том, что он вампир и начинающий маг, это никого не касалось, кроме нас двоих.

Девушка естественно, открыто улыбнулась и даже отцепилась от брата, чтобы на коленях подползти поближе к замершему в шаге мальчишке. Протянула ему ручку и мило прощебетала:

- Очень приятно, Шерион. Ты красивый. Я видела тебя во сне.

Вампир отшатнулся, как от огня. Лицо его было испуганным, и он перевёл молящий взгляд на меня.

- О... мы очень устали, пойдём узнаем, не освободились ли ещё номера. А вы общайтесь пока, наверняка вам есть о чём, - я неуклюже поднялся с убитой кровати и собрался было выйти за мальчиком, но всё же обернулся у порога. Я посмотрел на Фартиха так, чтобы он понял две вещи. Первое, что я не намерен платить за сломанную кровать. Только не в этом случае. И второе, что это не конец. Далеко не конец. Чёрт возьми, это даже за начало сложно принять!

Заалевшие кончики ушей парня и лёгкий кивок были мне ответом.

- Что это было сейчас? - спросил я внизу у заметно нервничающего мальчишки. Его прекрасные глаза бегали, а на лбу проступила испарина.

- Ох, Джи... - простонал он, хватая меня за рукав многострадальной шёлковой рубахи, буквально повисая на нём, - кажется... Боги, я хочу её!

- Эй-эй, - зачастил я, пребывая в шоке от его слов, - полегче, малолетний герой-любовник. Да ей же от силы пятнадцать! Может, кого постарше присмотришь? Пусть уж лучше твою пассию считают совратительницей малолетних... - я криво улыбнулся, представляя, как мальчишка соблазняет фигуристую полногрудую селянку.

- Да иди ты со своими больными фантазиями! - зло и тихо выплюнул он. - Она - мой человек... понимаешь?

- Если честно, не очень... - я уже совсем запутался в том, что происходит. Я мечтал провести эту половину дня совсем иначе и сейчас был несколько вырван из реальности.

- Меня тянет к ней... - мальчишка облизал пересохшие губы, и я с удивлением обнаружил очень заметные клыки. Они всегда были такими, или я что-то упустил? - Я хочу укусить её! - выдохнул он шёпотом мне в ухо, и я почувствовал, как земля уходит из-под ног.

________________________
Жмырец (тролл.) - обманщик, врун, только с явным ругательным оттенком.



Часть 11. От добра добра не ищут, или чудесные превращения.


Из-под стрехи в окна крысится
Недозрелая луна;
Все-то чудится мне, слышится:
Выпей, милый, пей до дна!..

Выпей - может, выйдет толк,
Обретешь свое добро,
Был волчонок - станет волк,
Ветер, кровь и серебро.

Так уж вышло - не крестись -
Когти золотом ковать,
Был котенок - станет рысь,
Мягко стелет, жестко спать!
// "Оборотень" Мельница



Уже после того, как Фарт со своей сестрой ушёл прогуляться по форту, перед этим ощутимо потратившись на починку двери в свою комнату и новую кровать - ибо старая не поддавалась восстановлению, только на растопку камина в общем зале, мы сидели с Шерионом за самым дальним столиком в тёмном углу таверны. Мальчика лихорадило, его глаза то и дело посверкивали зеленоватым волчьим огоньком. Он выглядел неважно. Я попросил у хозяина два успокаивающих отвара, но, понюхав предложенное пойло, понял только то, что это обычная травяная бурда. Пришлось лезть в сумку за своими алхимическими запасами и лить в дымящуюся кружку Шериона настойку травы пустынной, лучшего средства от нервного перевозбуждения я вспомнить не мог. Вампир пил, не поднимая на меня глаз, то и дело ударяясь о глиняные края сильно выдающимися клыками.

- Ты знаешь, - вдруг тихо сказал он, - я чувствую каждый её шаг. Слышу запах, и как быстро бьётся её сердце. Отец никогда не рассказывал, что зов к своему человеку у вампиров так силён. Я был уверен, что смогу оставаться в образе мальчишки так долго, как захочу. И если даже наткнусь на предназначенного мне человека - то без проблем пройду мимо, улыбнувшись. А когда созрею - просто найду кого-то, кто не станет против. Та же сестрёнка всегда говорила, что я могу на неё рассчитывать. Хотя с членами семьи Повелители подобное не практиковали. Потому что заключали браки только между собой, и людей от таких браков не рождалось... Но всё получается так, что я просто не могу не сделать этого, понимаешь? - он с отчаянием поднял на меня холодные аметистовые глаза со слишком узкими щёлочками зрачков, - если я не подчинюсь зову, то просто сойду с ума... Потеряю контроль над второй ипостасью, стану чудовищем. Я не хочу этого, Джи...

- Тише, Шери. Я же сказал, что твоему горю не трудно помочь. Просто потерпи немного - у меня появились мысли насчёт сегодняшнего вечера. Ты же сможешь продержаться до вечера? - с сомнением спросил я, разглядывая испарину на гладком белом лбу.

В ответ Шерион только утвердительно кивнул.

- Я чувствую, что они возвращаются, - продолжил я, всем телом до дрожи ощущая приближение Фартиха. Нет, он не был близко - возможно, только принял решение и начал двигаться в сторону таверны, но шершавая ниточка уже сматывалась, тихо шурша и щекоча всё внутри, я млел от этого чувства, как бездомная дворняга на солнце. - Пойдём, узнаем ещё раз насчёт комнат? Было бы неплохо заполучить вторую в свое распоряжение. В одной вчетвером мы явно не поместимся.

- Милейший, - обратился я к хозяину, подходя к стойке, - не появилось ли лишней комнаты?

- Милсдарь Крысолов, - радостно улыбнулся он щербатым ртом с жёлтыми зубами, явно вспоминая звон золота, которым я оплатил наш обед, - конечно-конечно, всенепременнейше, сейчас я посмотрю, - он юркнул под стойку и через некоторое время вынырнул оттуда с ключом: - Только для вас! Шикарные апартаменты с видом на лес, чистейший воздух и совсем недавно поменянная мебель, даже муха не сидела...

- Сколько? - перебил я разливавшегося соловьём трактирщика.

- Всего два золотых за ночь! - выпалил он на одном дыхании, целя пальцем в небо. Номер явно держали для богатеньких толстосумов, коим я не являлся. В кошеле позвякивали пять золотых, этого бы хватило на неделю, если быть экономными, а то и на больше, и отдать сразу два из этой суммы я не был готов. Хотя... Вдруг эти "апартаменты" и правда стоили своих денег? Поспать на мягкой свежей перине после всех испытаний и ночёвок непонятно где означало снова ощутить себя человеком. Я, на мгновение стиснув зубы, пригладил знак магического цеха пальцами и уверенно проговорил:

- Один золотой. Завтрак и бочку с горячей водой наутро - бесплатно.

Лысоватый хозяин аж посинел от моей наглости. Но потом всё же разглядел череп и молнию на старательно потираемой мной бляхе и приуныл, соглашаясь с названной ценой.

Взяв ключ, мы с Шерионом поднялись наверх. Комната оказалась этажом выше комнаты Фартиха, в два раза просторнее, с большим окном и видом - хозяин не обманул - на лес. Огромная, надёжная дубовая кровать на четверых, не меньше, занимала половину пространства, у окна стоял стол с резным деревянным стулом и сундук, в который можно было положить свои вещи и навесить замок от любопытных.

- Вот это хоро-о-мы, - протянул Шерион, присвистнув. И правда, с каморкой Фарта не сравнится, а обошлась нам лишь немного дороже. Я грешным делом подумал, разглядывая толстые ножки кровати, что на таком вот ложе можно веселиться всю ночь напролёт, не особо беспокоясь за его сохранность - уж подобная кровать точно бы выдержала наши с Фартом...

- Джи, перестань, - усмехнулся Шерион, падая на дальнюю сторону ложа и с удовольствием попрыгав там, - ох, а мягкая-то какая!

- А я не люблю, когда слишком мягко, - смутился я. Постоянно забываю, что это чудовище читает мои мысли.

- От чудовища слышу, - беззлобно огрызнулся Шерион. - Ты просто попробуй, - простонал он, блаженно вытягиваясь во весь свой небольшой рост и закрывая глаза.

Я подошёл с другой стороны и сначала сел, а потом ухнул спиной на свою половину. Хорошо-то как! Пожалуй, я был неправ. Эта кровать заслуживает своих пару золотых, но не страшно, трактирщик выгоды не упустит - сдерёт с кого-нибудь подороже, и всё. Почему-то простой люд всегда считал магов этакими кудесниками, на которых все мыслимые и немыслимые блага сыпятся сами собой, как манна небесная. Что стоит нам взмахнуть рукой и прокричать заклятие, как золото, еда и мягкие кровати падают к нашим ногам. Ересь ненаучная. Дела никогда не обстояли так. Мы трудились, чтобы добывать пропитание, и питались, чтобы не умереть с голоду в чистом поле, а ещё то и дело рисковали жизнью, гоняясь за очередным чудищем или усмиряя нежить. Магов было мало, маги вымирали. Но объяснять это каждому невеже-крестьянину никто не собирался. Лучше пусть боятся и не задумываются, что мы такие же люди из плоти и крови, и при желании нас так же несложно убить.

Усилием воли я прогнал все мысли из головы и, прислушиваясь к мирно посапывающему Шериону, сам стал засыпать. Если я хотел провернуть задуманную авантюру этим вечером, жизненно необходимо было выспаться.

****

- Идём, Фарт, не волнуйся, ничего с твоей сестрой за такое короткое время не случится, - мой голос обволакивал, обещал, успокаивал, а рука сжимала руку вора, неохотно поднимающегося за мной по лестнице. - Я просто покажу, насколько потрясающая комната есть в этом захолустье, а вид кровати сведёт тебя с ума.

- Вот этого я и опасаюсь, - вздохнул Фартих, крепче впиваясь в мою ладонь тонкими пальцами.

За окнами давно стемнело, постояльцы почти в полном составе позакрывались на щеколды изнутри, надеясь отдохнуть и выспаться, а я тащил парня за собой, в нашу с Шерионом комнату, сгорая от разных ярких картинок, проносящихся в моей голове. Руку жгло, словно ладонь вора пылала огнём, я чувствовал его сбивающееся от быстрого подъёма дыхание затылком и заводился всё больше. Ох, как же удержать себя в руках?

Едва мы вошли в комнату, я подпихнул его к кровати, заваливая на перины, и пока утопающий в них Фарт приходил в себя от моей наглости, навис над ним, вглядываясь в полутьме комнаты в его лицо. Только косые лучи полной луны расчерчивали помещение тенью от решётки оконной рамы, и не было слышно ни звука - кровать безмолвствовала.

- С такого ракурса я совершенно не смогу разглядеть расхваленную тобой мебель, - негромко проговорил парень подо мной, дуя на мои, свисающие к его щекам, волосы. Я улыбнулся и убрал пряди за ухо.

Эти изогнутые, лоснящиеся жизнью брови. Дерзкий нос и ломаная линия губ... Затуманенные ожиданием тёмные колодцы глаз, что утягивали меня всё глубже... Я хотел всё сейчас - и как минимум - смотреть на это лицо вечность, выпивая каждую черту. Дело уже было не в возбуждении или принципе. Внутри меня разворачивалось что-то жаркое, сильное, требовательное, своими живыми ветками-отростками прорастая через меня в тело Фарта, связывая нас крепче, пуская всё новые и новые побеги, убивая и возрождая бесконечное количество раз.

Он не выдержал первым, высвобождая руки и обхватывая моё лицо руками, притягивая к своим тонковатым подвижным губам, мягко, робко касаясь, распаляясь с каждым прикосновением всё больше. Я так хотел и ждал этого, что боялся открыть глаза - если бы я увидел выражение его лица, его взгляд в тот момент, то мог совершенно пропасть. А я не должен был позволять себе этого, мракобесы... Не сегодня.

- Чёрный Крысолов, - вдруг прошептал он, а я с удивлением распахнул глаза. Фарт улыбался, ехидно глядя на меня, его приоткрытые губы блестели. Блестели от моей слюны...

- Что ты сказал? - проговорил я.

- Только то, что шепчут у тебя за спиной, когда ты проходишь мимо в этой таверне. Тебя не любят и побаиваются, величая Чёрным Крысоловом, хотя ты-то как раз и не делал ничего плохого, - вор говорил завлекающим, хрипловатым голосом. Я понимал, что он старался специально для меня, но не поддаваться не мог. Фартих ёрзал подо мной, задевая неспокойное тело своим, заставляя закусывать губы и с глухим рычанием вспоминать, почему я ещё не разорвал его одежду и не наставил отметин по всей его разрисованной коже.

- В отличие от тебя? - усмехнулся я. - Опять что-то спёр?

- Н-нет, - он отвёл глаза. Всё ясно. Скоро у нас вновь появятся неприятности. О, Двуликий... Дай мне сил сладить с двумя безголовыми мальчишками и такой же безбашенной девчонкой в придачу... - Джиар? Что с тобой сегодня?

- Что ты имеешь в виду?

- Ты будто сдался, - хитро искривив губы, прошептал Фарт. - Неужели несколько спонтанных неудач и пара моих побегов сумели свести твой пыл на нет?

Я с удивлением вглядывался в каждую чёрточку его лица, в мерцание тёмных, влекущих глаз, вбирал в себя жар горячего тела под собой - этот мальчишка и правда горел, как огненная саламандра, только что выпрыгнувшая из костра. Я почти плавился, лёжа на нём и дотягиваясь возбуждённым дыханием до его приоткрытого рта. Он с наслаждением вдыхал выдыхаемый мной воздух и забивал все мои мысли громко стучащим своим диким сердцем. Он храбрился и неумело пытался проявить инициативу, вот что происходило. Он боялся, что я вдруг могу передумать и отказаться от него. Он боялся, что мои планы неожиданно переменятся. Сладкая, тягуче-огненная волна понимания прошлась внутри. "Ему тоже не всё равно".

Так. Пора уходить. Пора уходить, пока я не сорвал все планы. Я не могу остаться здесь сейчас, хоть и хочу этого больше жизни.

Нежно коснулся его красивого белого лба пальцами, убрал в сторону пряди тёмно-каштановых волос. С замиранием и дрожью наблюдал, как вор подаётся всем лицом под мою ладонь, выпрашивая ласки. Моё сердце дрогнуло. Я легко нажал на невидимую простому глазу точку ровно посередине идеально вычерченных бровей и выдохнул одно-единственное слово заклятия. Тело Фартиха обмякло, а глаза, туманно поблёскивающие от желания, медленно спрятались за веками и тёмными ресницами. Я с облегчением и тупо пульсирующим внутри разочарованием зажмурился, возвращая умение связно мыслить.

- Спи сладко, моя дикая ласка. У нас ещё так много времени. Целая вечность, обещаю тебе.

Поцеловав его в приоткрытый расслабленный рот, я встал и накрыл его шерстяным одеялом. Затем поправил свою одежду и вышел из комнаты, предусмотрительно пару раз провернув ключ в замке.

****

- Что ты так долго? - набросился на меня из-за угла дрожащий, как осенний лист на ветру, Шерион. Он выглядел одичавшим лесным зверьком, и я не на шутку испугался этому появлению из темноты.

- Ш-ш, тише, возникли непредвиденные обстоятельства. Держи себя в руках, уже скоро ты получишь, что тебе нужно, - зашептал я, стискивая худенькие плечи мальчика. Тот тихо и сдавленно взвыл.

- Ты просто даже представить не можешь, как это чувствуется, - простонал обмякающий в моих руках вампир. - Так больно... Словно все жилы вытягивают по очереди, я еле сдерживаюсь, чтобы не перекинуться.

- Ну прости, прости, продержись ещё немного, - я обнял его и прижал пепельноволосую макушку к животу. Затем обхватил за плечо, поддерживая ослабшее тело, и мы подошли к двери комнаты Фарта и Джамии. Я постучал четыре раза - Шерион объяснил, что так ребята договорились меж собой. За дверью завозились, затем послышался сонный голос девушки:

- Фарти? Это ты?

Я невнятно ответил "угу" и с замиранием сердца слушал, как отодвигается щеколда, уже держа наготове сонное заклятие. Едва дверь приоткрылась, я выдохнул его в лицо не успевшей удивиться девушке и коснулся лба. Такого же белого, покатого, красивого... Такого же, как у брата... Ловко подхватил расслабившееся тело на руки и понёс к расправленной постели. Шерион за моей спиной закрыл дверь на щеколду и сполз по поверхности на пол. Я услышал, как он проделал борозды в деревянном полу увеличившимися звериными когтями. Во взгляде мальчика оставалось всё меньше человеческого.

- Быстрее, - просипел он, и я тут же положил девушку на кровать. - Давай, - приглашающе махнул я в её сторону, не представляя, что делать дальше. Он тут же пополз к ней на коленях, царапая пол жесткими, совершенно уже звериными когтями. Этот ребёнок сейчас до ужаса напоминал голодного волчонка, при том, что не потерял очертаний человека. Меня передёрнуло.

- Д-джи, - просипел он. Клыки стали очень явными и мешали говорить, - я б-боюсь. Я не хочу убить её.

- Ты не убьёшь, Шери, - проговорил я успокаивающим тоном. Хотя на самом деле не представлял, чего мне ожидать.

- Если что, - Шерион сглотнул, очутившись у самой кровати, - ударь меня чем-нибудь по голове, чтобы я вырубился. Но не сильно.

Я предвкушающе улыбнулся.

- Обязательно. Тем более - ты сам попросил. Грех упустить подобный шанс.

Вампир ухмыльнулся. Вышло жутковато.

- Будь рядом. Я должен испить трижды. Так требует ритуал. Оба запястья и шея. Пожалуйста, - он посмотрел умоляюще на подошедшего ближе меня, - не дай мне увлечься. С каждым разом её кровь будет казаться всё вкуснее для меня.

- Хватит ныть, - не выдержал я, - начинай уже. Раньше сядем - раньше выйдем, как говорила твоя мама на экзамене по общей практической магии.

И он, взяв тонкую худую руку девушки своими дрожащими ладонями, с вожделением и хрустом впился в запястье.

Меня передёрнуло в который раз. Не было никаких струек, стекающих мимо. Он просто присосался губами к проделанным зубами дырочкам и пил, пил, не отрываясь, закрыв глаза. Я сглотнул. Еле уловимый сладковатый металлический запах донёсся до моего носа.

Это было красиво. Коленопреклонённый, с заострившимся лицом и свисающими по бокам волосами, мерцающими платиной, он напоминал мраморную статую эльфийской работы. Это было дико, потому что он не выглядел человеком. Но и не был животным, застряв где-то на середине между тем и иным состоянием.

"Хватит, - уверенно и громко подумал я, - Шерион, достаточно. Следующая рука".

Он недовольно рыкнул, поднимая на меня жёлто-зелёные волчьи глаза без доли чего-либо человеческого, но спустя несколько мгновений подчинился. Оторвался от худенького запястья, блаженно зализал ранки розовым языком. Они затягивались на глазах под действием слюны.

Следующее запястье было прокушено ещё быстрее. Я всё время следил за состоянием темноволосой хрупкой девушки, совсем ещё юной и нежной. Она спала глубоким здоровым сном, и лишь чуть учащённое дыхание и испарина на лбу выдавали то, что она не совсем в порядке. "Нужно будет попоить её кроветворником завтра", - подумал я, прежде чем остановить Шериона во второй раз. Это оказалось сложнее. Мне пришлось зажечь в ладони показательный огненный шарик и пригрозить подпалить ему шерсть, если он не уймётся. Это подействовало.

Устраиваясь поудобнее прямо на девушке, обхватив бёдрами её бока, мальчишка, наконец, добрался до шеи. Перед этим он сделал что-то странное - провёл по лицу своей изящной ручкой, на которой красовались когти длиной в половину его пальца, и странно улыбнулся. Затем какое-то время тёрся носом о её шею, отчего у меня засосало под ложечкой - уж слишком интимно это выглядело, и, наконец, впился зубами в том месте, где билась артерия. Джамия простонала и резко открыла глаза, подаваясь вперёд с высокой подушки. Я вздрогнул, с ужасом думая, что она проснулась. Шерион никак не отреагировал, и через мгновение девушка снова лежала на подушке с закрытыми глазами. Я облегчённо выдохнул.

В этот раз он вообще не слушал моих доводов. Рыча, как дикое разозлённое животное, не собирался заканчивать пить девушку, и я хребтом ощущал, как ниточка пульса Джамии становится неявной, теряется в горячем дыхании Шериона. Недолго думая, вытащил из сумки толстую тяжёлую стопку рукописных листов своей магистерской и с размаху двинул ей по голове юного Повелителя. Охнув, тот расцепил зубы и завалился на пол без сознания. С ним всё было в порядке - я чувствовал, в отличие от состояния девушки. Зажав пальцами незализанные ранки на шее, торопливо зашептал кровеостанавливающее заклятие. Пульс выровнялся только после целой склянки с настойкой кроветворника, влитой в безвольный рот Джамии. Дорогая, между прочим, настоечка... Ещё раз оглядев девушку и поколдовав над ранками на шее, я счёл её состояние удовлетворительным, облегчённо выдохнув и стирая с висков капельки пота.

И в этот момент с той стороны кровати, где на полу лежал Шерион, раздался нечеловеческий полувой - полустон. С ужасом подскочив с мягкого матраса, я подбежал туда и обомлел. На полу, прямо на вязаных из обрывков старой одежды половицах лежало нечто.

Это был объёмный, совершенно жутко выглядящий кокон, покрытый тонкой кожистой плотью. Он пульсировал, двигался, светился изнутри розово-желтым светом. Подавив рвотный позыв и засунув врождённое малодушие подальше в задницу, я шагнул ближе. Кокон был некой защитной и жизнетворящей средой для тела, заключённого в нём. Ясно просвечивали очертания головы, плеч и подтянутых к животу ног, кокон пульсировал и менялся, вдруг натягиваясь в одних местах и ослабляя хватку в других.

Вдруг тело мальчика внутри выгнулось дугой и глухо закричало, словно вытягиваясь. Он резко выпростал вперёд руку. Я интуитивно отскочил, но та лишь натянула кожистый полупрозрачный барьер и вновь обмякла. Боги всемогущие... Двуликий... Так вот как взрослеют вампиры? Становясь совершенно беспомощными, будто возвращаясь в материнскую утробу, преодолевая всю боль растущих костей и органов, проходя путь, который проходят люди за десяток лет, в одну ночь... Я взволнованно опустился на пол рядом с дышащим, пульсирующим и выкручивающим тело Шериона коконом, изумлённо прикрывая рот рукой. Масляная лампа на столе ещё горела, освещая комнату тусклым желтоватым светом.

В дверь неожиданно, но очень настойчиво постучали.

- Милсдарь Саламандра, у вас всё в порядке? Мы слышали шум и крики... - голос хозяина таверны застал меня врасплох. Как он сказал? Саламандра? Фартих-Саламандра? Я улыбнулся, подслушав его тайну.

- Да, уважаемый, - как можно спокойнее сказал я, не отрывая взгляда от шевелящегося, выстраивающего новое тело для Шериона, кокона. - Просто дурной сон.

- Это бывает, бывает, - с облегчением в голосе ответил хозяин. В подобных тавернах, бывало, находили постояльцев, почивших вечным сном - благодаря работе наёмных убийц или особо умной нежити. Так что я понимал опасения этого хватовитого мужичка. Проблемы были не нужны никому. - Ну-с, доброй ночи тогда.

- Доброй, - устало сказал я и совершенно натурально зевнул.

Шаги за дверью удалились, и я подумал, что же мне теперь делать. Вернуться к Фарту я не мог, пока Шерион находится в таком состоянии. Тем более, я не мог знать, сколько это пограничное состояние продлится. Он был беззащитнее ребёнка - наступи, ударь, и оболочка прорвётся, потечёт лимфа, лишая своего притока недоразвитые органы, кости сомнутся, точно скорлупа, и я был уверен, что вампир умрёт. Именно поэтому Арр"акктур приходил тогда ко мне ночью. Именно для этого - чтобы убедиться, что мне можно доверить своего наследника. Он вряд ли мог знать, что всё произойдёт так скоро. По-хорошему, инициация Повелителя должна проходить на Ведьмином кругу, под неусыпной охраной целого гарнизона лучших бойцов на гворде. Мало ли, кому новый Повелитель поперёк горла. Но вот так - на грязном полу в недорогой комнате в таверне, с охраной из одного калечного некроманта... Мне казалось, или слишком много ответственности и доверия было взвалено на меня? Что-то тут нечисто...

В который раз зевнув, я встал на ноги и с любопытством посмотрел на свободный край кровати. Девушка спокойно спала, уже повернувшись на бок, совсем по-детски положив ладонь под щёку. Трогать кокон Шериона я бы не рискнул ни за что на свете, но кто мешал мне поспать то время, пока я всё равно не могу ничем помочь?

Приняв решение, я обошёл комнату по периметру, ставя охранные заклятия на дверь, углы и окно. Не забыл даже про потолок - мало ли что? Теперь если кто и прорвался бы через магию, то сработали бы мои некромантские придуманные заклинания: несчастный просто увяз бы в воздухе, как в липкой паутине. Подумав, мысленно очертил кровать и кокон единым кругом, выставляя вторую границу защиты. Ох, надеюсь, утром я встану первым.

Подумав, заботливо укрыл кокон на полу тёплым одеялом, сам завернулся в края простыни и уснул под боком у девушки, давая установку проснуться с первыми петухами.

****

- Злыдень збырный! Араака болотная*! Ну, жди у меня, сейчас я поднимусь...

Громкие тролльи ругательства под окном разбудили меня много лучше петухов, и я распахнул глаза. Думаю, я просто чутко сплю, потому что с одной стороны меня сладко обнимала сопящая Джамия, а с другой - не менее сладко, незнакомый и - черти меня дери - совершенно голый парень. Красивый нереальной, неземной красотой. Я пил вчера? Что тут происходит?

Голый парень разлепил глаза, оказавшиеся густо-аметистовыми, и улыбнулся.

- Джи?

- Шерион?! Мраака мара караш**! - я очень грязно выругался, и тут же закрыл рот рукой - с другой стороны заворочалась Джамия.

- Фу, как некрасиво ты выражаешься, - бархатно усмехнулся он, обнажая ровные - без признака чересчур выделяющихся клыков - белые зубы. Беззастенчиво сел на кровати, поигрывая мышцами спины и разминая кожистые крылья. Тягуче заломил руки наверх, а затем встал. Я следил за каждым его движением, не дыша. То же ощущение, когда смотришь на дикую жёлтую лесную кошку. Самый опасный зверь Белории. Самая невозможная, притягательная красота - желто-чёрные кольца и спирали, украшающие её спину, завораживали. Невозможно было не смотреть - потому что в ней воплощалась вся сила и величие богов. Они не были дураками, раз смогли создать такую красоту. Так и с Шерионом. Гибкое, стройное обнажённое тело, отмеченное двумя кожистыми крыльями, длинные - ниже лопаток - волосы цвета расплавленного серебра, и смертоносный взгляд аметистовых глаз. Он мимолётно улыбнулся, а у меня по хребту пробежал холодок. Я почувствовал, что пожелай он - убил бы меня за секунду. Это было острое и почему-то слегка приятное чувство.

- Ну нигхыра себе новости, - наконец, расслабился я и захохотал, падая в подушки. Джамия рядом что-то заговорила на непонятном языке, а потом чётко произнесла: "Фарт?"

Я повернулся в её сторону. Она проснулась и с удивлением смотрела на меня.

- Как себя чувствуешь, невинный агнец?

- Вроде хорошо, - удивилась она. - А где брат?

- Всё в порядке с твоим братом, - сказал я, а потом добавил про себя: "Надеюсь".

Шерион стоял перед зеркалом и с интересом разглядывал отражение. Лицо Джамии, увидевшей голого парня в комнате, было достойно картины "Невинная селянка, смущаемая бесом".

- А я ничего, - вынес наконец вампир вердикт своему новому обличью. Я закатил глаза, подумав, что он остался таким же мальчишкой, только теперь его внутренний возраст и внешний поменялись местами. Да я остряк!

- Ах ты ж выгурц збырный, руки загребущие, зыркала падальные! Ну попадись же мне! Чую, здесь ты! - заголосили грубоватым женским голосом откуда-то снизу, и меня просто подкинуло на кровати - уж больно знакомым показался этот голос. - Попадись мне - по косточкам тебя раскатаю!

И тут я вспомнил.

В дверь громко застучали. Мы втроём дружно вздрогнули.

- Это я, открывайте! - раздался встревоженный голос Фартиха, и я, расслабившись, заученным жестом снял охранные заклятия. Дверь тут же отворилась внутрь, и в комнату буквально ввалился взъерошенный, наспех одетый Фарт. Быстро закрыв дверь на щеколду, он оглядел нас слегка шальным взглядом. Остановился на голом Шерионе, удивлённо вскинул брови:

- Кто это?

- Потом, - сказал я. Кто там голосит?

- Ах, это... - Фартих резко смутился. - Собирайтесь. Чем быстрее, тем лучше. Сматываться надо.

Не расспрашивая больше ни о чём, я вскочил с кровати. Вытащил из сумки запасные штаны, рубаху и старую, рваную местами куртку, кинул всё это в Шериона.

- А сапоги? - растерянно спросил он.

- Можешь отрезать носки у своих старых или остаться босиком, - раздражённо сказал я, собирая по комнате пустые склянки, прихватывая казённое одеяло, упихивая в сумку листы с магистерской и смахивая с глиняной тарелки десяток яблок туда же. Надо отдать должное Джамии - девушка без вопросов вскочила и заметалась по комнате, складывая в заплечную сумку свои, похожие на детские, вещи.

- Высоковато будет, - подвёл итог Шерион, выглядывая в распахнутое настежь окно. Я отодвинул его, на глаз прикинул траекторию и ловким взмахом руки переместил ближайший стог от коровника прямо под наше окно. Распахиваемые двери и истерические визги становились всё ближе, таверна походила на разворошенный улей диких пчёл.

- А ну, где ты, сморчог гхырный, падлюка мааргная, выходи, всё равно найду! - Фартих опасливо заозирался на пока ещё закрытую дверь. Но я знал, это ненадолго. От этой магички ещё никто не уходил. Вор нервно икнул.

- А ну, прыгайте! Не убьётесь, солома свежая! - скомандовал я, подталкивая Шериона в спину.

Ещё раз глянув вниз и на меня, он решился.

- У-у-ух! - этот мальчишка в теле парня полетел с громким молодецким выкриком, за ним прыгнула Джамия, тоненько взвизгнув, затем я вытолкал сомневающегося Фарта и почти с разбегу выпрыгнул сам. Уже затылком слышал, как дверь в нашу комнату слетела с петель.

Мы бежали к конюшне, не оглядываясь. Сверху голосили, казалось, что само здание таверны ходило ходуном.

Джамию усадили за спину Шериону, Фарт запрыгнул на Смолку позади меня. Кобыла подозрительно покосилась, но решила сделать скидку на патовую ситуацию, не иначе.

И только отъехав на достаточное расстояние от магического форта, когда кь"ярды перешли с галопа на более спокойную рысь, я спросил, выворачивая голову назад:

- И что это было, Фартих? Что на этот раз?

- Ну... Когда я только добрался до форта, выспался и отправился прогуляться...

- Что ты стащил на этот раз?! - нетерпеливо повторил я вопрос.

Через мгновение возни он вытащил что-то на свет божий и показал это мне.

- О, боги! - простонал я, обращаясь ни к кому конкретно и к целой Вселенной. - Зачем?! Почему ты украл именно его?

- Я подумал, что это какой-то магический артефакт. Форт-то ведь магический... Не разглядел в темноте... - смущённо зачастил Фарт, а Шерион, ехавший совсем рядом, уже начал сдавленно подхихикивать.

- О, Двуликий! - скорбно подводя итоги о невероятных способностях вора влипать в ситуации, повторил я, - убери его. Только аккуратнее! - я истерически вскрикнул, видя, как комкает Фарт святая святых для своей хозяйки. - Нужно будет вернуть его. Хотя бы в Школу. Иначе нас ждёт долгая и мучительная смерть.

Проникшийся Фартих благоговейно встряхнул чёрные пряди, расправляя их пальцами.

Блестящий в лучах утреннего солнца, великолепно выполненный из живых волос, парик - карэ грозной магички и декана Старминской Школы Магии Катиссы Лабской вернулся на дно воровской сумки.

_______________________________
* - здесь и далее непереводимые тролльи ругательства, от которых у любого, хоть немного понимающего троллий, уши свернутся в трубочку.
** - тролльи ругательства. Если переводить дословно, выйдет нечто вроде "тьма кротовьей задницы"

@темы: мельница, громыко, вампиры, юмор, хеллависа, фэнтези, фанфики, сонгфик, слэш, связь, приключения, некроманты, некромаги

URL
   

отпусти меня, глубина

главная